Аметист №14 зима 2015

Журнал №14 зима 2015/ persona grata

Журнал №14 зима 2015/ persona grata

Станислав Нестеров: "Главное - формировать рынок"

О цене качества и не только

Компания OTTO STELLE (русский вариант – «8 звезд») – самая молодая фабрика холдинга «8 Марта». За пять лет своего существования она стала одним из лидеров рынка мебели для гостиниц, ресторанов и кафе. Среди ее клиентов более 400 крупнейших ресторанов и отелей в России, а также «Российские железные дороги» и «Газпром». О нынешнем состоянии отечественного рынка мебели для HoReCa, принципах, планах и о многом другом нам рассказал гендиректор компании, Станислав Нестеров.

– Чем мебельщик отличается от представителя любой другой сферы?

– Мы больные люди (смеется). Если я прихожу в ресторан и вижу там мебель, на которой нельзя сидеть, я встаю и ухожу. Я автоматически щупаю столешницу снизу, насколько она отделана. Она должна быть отшлифована и покрашена, иначе женщина в чулках за сто долларов, положив ногу на ногу, порвет их занозой. С мягкой мебелью еще сложнее. Часто есть две крайности: или мягкий «домашний» диван, на котором неудобно есть, или «фанерный ящик» покрытый тонким слоем поролона… До десерта не досидишь!

– Почему вы выбрали именно этот бизнес?

– Судьба свела меня с основателем «8 Марта» Михаилом Кравченко, и он предложил мне поучаствовать в новом проекте. Изначально предполагалось, что мы будем заниматься дистрибуцией продукции холдинга, но мы скоро поняли, что рестораны и гостиницы не нуждаются в домашней мебели, которую предлагают «8 марта» и другие компании. Это абсолютно другой бизнес. Мебель для HoReCa должна соответствовать совсем иным требованиям. К сожалению, многие этого не понимают и считают, что можно поставить в ресторане обычную домашнюю мебель. В результате пришлось строить специализированную фабрику.

– Каков ваш основной принцип?

– Выпускать такую мебель, которую купил бы и я сам. Торговать чем-то сомнительным, пусть даже с большой прибылью, для меня неприемлемо. Мебель нашего производства есть и у меня дома, и у моих друзей. Я горжусь продукцией нашей фабрики. Выходя из кабинета и проходя по шоу-руму, восхищаюсь каждой моделью. У нашей мебели особая энергетика, именно поэтому большинство наших ресторанов успешны и возглавляют различные специализированные рейтинги.

– Что считаете своим главным достижением?

– Основные достижения еще впереди, но «обязательную программу» уже выполнил: дом построил, дерево – березка во дворе – уже выше меня вымахала, а главное дети, их у меня трое: дочка, сын и фабрика. Эти дети – самое большое достижение. Горжусь, что мне удалось собрать лучших профессионалов на рынке – каждый рабочий стоит троих – создать сильное, эффективное предприятие. В OTTO STELLE главное достижение – то, что мы предлагаем качественный продукт, и это заслуга всей команды, и мне не будет стыдно вспомнить о моей работе через пять или десять лет. Мы уже сейчас рынкообразующее предприятие. Если забить в поисковой строке «Яндекса» фразу «Мебель для ресторанов», появится масса сайтов с фотографиями мебели, украденными на нашем сайте. Владельцы этих ресурсов уговаривают клиентов: «Сделаем как «8 Звезд», только на 20% дешевле», и некоторые искренне думают, что получается похоже… То, что в России есть фабрика, узкоспециализированная на мебели для HoReCa, само по себе достижение. Это очень сложный бизнес – здесь невозможно создать модельный ряд и продавать десять лет подряд одно и то же. У нас практически каждый проект – новая модель, а то и десять моделей. Их надо быстро разработать и через месяц уже отгрузить партию. В каждом заказе очень много индивидуальных решений. Мы открываем рестораны премиум-класса, наша фабрика – большое конструкторское бюро: работаем, как ателье, которое в промышленных масштабах выпускает именно такую мебель, которую хочет получить заказчик. Это мало кто может. В основном, стараются торговать стандартными решениями. Да, у нас тоже есть 300 готовых моделей – за пять лет обросли «серийкой», но очень многие заказчики хотят получить реплику определенной заграничной мебели, и мы ее делаем, и при этом еще адаптируем ее под HoReCa. Мы можем изготовить любую модель по эскизу или по фотографии. Наши клиенты – люди, которые стремятся сделать свое заведение особенным, отличающимся от всех других. Им нужна эксклюзивная мебель.

– Как обстоят дела с конкуренцией в вашей нише?

– Нам приходится одновременно конкурировать с европейскими, копирующими европейцев китайскими фабриками, а также с отечественными производителями. Итальянцы в наше непростое время пересматривают ценовую политику. Ясное дело, это не топовые бренды, но все же с шильдиком «Сделано в Италии». Отечественные конкуренты – это, в основном, небольшие кооперативы. Слабое место первых и вторых – то, что у них нет узкой специализации, мебель для HoReCa производится параллельно с основной продукцией, обычной домашней мебелью, а ведь ее еще надо привезти, что сказывается на цене. Соотечественники могут предложить сравнительно дешевый, но некачественный продукт – они экономят на всем: качестве, рабочих, сырье, оборудовании, комплектующих. Я считаю, что по эргономике, красоте, срокам производства (которые мы всегда выдерживаем), по качеству изготовления в целом у нас нет конкурентов в России. Другое дело, что заказчики не привыкли рассчитывать стоимость владения. Оплатив «дешевую» мебель кооперативу, они не задумываются о том, что такое предприятие может запросто закрыться, не выполнив заказ, привезти не то, что было на картинке, и, если мебель развалится, скажем, через несколько месяцев, предъявить претензии будет некому, никто не обслужит даже по гарантии. В лучшем случае мебель привезут на месяц позже срока – так часто бывает. А ведь стоимость аренды в ресторане часто составляет больше миллиона рублей в месяц.

Я уже не говорю о качестве, которое предлагают кооперативы. В Европе, если у тебя нет сертификата, с тобой никто не будет работать, но у нас о сертификате никто и никогда не спрашивал, а ведь мы уже открыли 400 ресторанов и десяток приличных гостиниц. К слову сказать, у нас имеются все необходимые российские сертификаты и, дополнительно, европейские. Впрочем, в конце концов, не так и важно, выберут нашу мебель или других фабрик – на этом всегда делал акцент Михаил Кравченко. Главное – формировать рынок и объяснять клиентам, на что надо обращать внимание, чтобы человек знал, что такое качественная мебель, – на ней удобно сидеть, она красивая, на ней ровные швы, симметричные подлокотники, нигде не торчит скоба, ножки – хорошо покрашены и не кривые, ткань не весит волнами, ничего не скрипит и не трещит. Михаил часто говорил, что нельзя закрывать глаза даже на мелкие недостатки дивана, думая, что покупатель их не увидит. На самом деле небрежно, не аккуратно сделанную вещь видно сразу, не надо быть специалистом.

Многие начинающие рестораторы хотят построить престижный ресторан вроде наших «Облака» или «Белый кролик», рассчитывая на хороший средний чек, на то, что заведение будут посещать солидные гости, но обманывают себя – берут мебель, «похожую» на нашу. Она им самим не очень нравится, но дешевле… «И так сойдет!». Сэкономят еще в 2-3 местах… В итоге открылись подешевле – скажем, не за три, а за один миллион евро в ценах 2014 года, а через год закрылись.

– У многих до сих пор существует предубеждение против российской мебели. Нет пророка в своем отечестве?

– Видимо, да. Народ до сих пор не верит, что в России могут сделать что-то стоящее. Думаю, все-таки дело в советском менталитете, целом комплексе каких-то фобий, привычке считать, что заграничное всегда лучше. Но не все заграничные бренды гарантируют достойное качество продукции – мы часто в конструкторском бюро разбираем импортные диваны и кресла от известных производителей, видим торчащие гвозди, кривую скобу, плохо состыкованные необструганные бруски… Правда, справедливости ради надо сказать, что практически половина предлагаемой отечественной мебели для HoReCa действительно неудобна и не соответствует требованиям. Это видно невооруженным глазом. Именно для того чтобы предложить рестораторам и отельерам по-настоящему качественный продукт, мы и создали в 2009 году узконаправленную фабрику мебели для гостиниц и ресторанов, потому что это абсолютно другая мебель, она выдерживает нагрузку в сто раз больше и специально адаптирована для HoReCaпо высоте посадки, жесткости сидения и т.д.

– Что вы делаете для того чтобы победить сложившийся стереотип, согласно которому заграничное всегда лучше?

– Приглашаем рестораторов и архитекторов к нам на фабрику или на выставку, чтобы они сами посидели в наших креслах, показываем в полуразобранном виде модели наших изделий, чтобы люди посмотрели, из чего должна состоять правильная мебель. На нашем сайте в разделе «Качество» размещены не только российские, но и европейские сертификаты – мы тестируем продукцию в специализированных лабораториях, обслуживающих производителей мебели. Здесь же можно видеть, как проводится тестирование.

– На что ориентируетесь в ценообразовании?

– Не стараемся быть самыми дешевыми (смеется). Мы стараемся быть дороже, потому что выпускаем лучшую мебель в России. Когда кресло подвергается такой проверке, как у нас, за него можно не то что 20 процентов переплатить, но и дать в пять раз больше. Некоторые наши изделия состоят наполовину из импортных комплектующих. Для некоторых полукресел и стульев привозим буковый каркас из Италии. Здесь только набиваем ремни, поролоним и обиваем. В то же время надо отметить, что наша мебель в разы дешевле европейских аналогов. А ведь мы не просто копируем модель по ТЗ архитектора, мы всегда адаптируем ее под HoReCa.

– Чем руководствуетесь в оплате труда?

– Мы стараемся платить больше средней цены по рынку, потому что наши сотрудники – настоящие профессионалы, они уникальны. На крупных производствах обойщик может за десять лет работать только с 2-3 моделями, а при нашем принципе ателье можно сказать, что каждый наш рабочий – конструктор. Большинство из них трудятся в нашем холдинге по 10-15 лет, многие окончили ПТУ по своей специальности. Это ремесленники, знающие свое дело, и я горжусь, что работаю с ними.

– Вы ощущаете последствия санкций?

– Как обыватель – да, но такого замечательного начала года у нас не было никогда. Первый квартал всегда был убыточным, мы пять лет подряд не догружали производство, а в этом году у нас даже март уже закрыт по заказам. Конечно, есть чувство тревоги – как поведут себя рестораторы? Будут ли они открывать новые заведения? Нас новый кризис пока не коснулся – в декабре мы закупили импортных материалов и комплектующих на полгода вперед. За это время мы успеем комфортно перейти на новые цены – может, поднимем их на 10 процентов, а, может, 2015 год и на старых проживем. Пока у нас цены 2012 года – мы их три года не поднимали. Пусть лучше наши конкуренты расскажут рестораторам про кризис, санкции, рост цен на импортные комплектующие….

– Как вы представляете себе OTTO STELLE через десять лет?

– Мы развиваемся – увеличиваем число специалистов и мощность производства. Если сначала мы могли работать над двумя ресторанами одновременно, то теперь их уже сорок, и по двадцать-тридцать новых моделей в разработке. На ходу перестраиваем бизнес-процессы, вводим новое программное обеспечение, дробим функционал, собираем международный опыт на выставках и на дружественных европейских фабриках. Мы и сейчас первые в своей нише, и через десять лет не собираемся быть вторыми.

………………………………………………………………………..

OTTO STELLE выпускает всё, что нужно для отелей и ресторанов: диваны, кресла, стулья, пуфы и банкетки, шкафы и комоды. Вся продукция сертифицирована.

OTTO STELLE комплексно оснащает широкий спектр коммерческих помещений – от ресторанов и гостиниц до бутиков и гольф-клубов. Мебель, произведенную OTTO STELLE, можно видеть во всех уголках России.

Техническая база компании OTTO STELLE изначально создавалась, чтобы выпускать мебель для HoReCa. Производство оснащено новейшим европейским оборудованием. На всех этапах изготовления мебели работает комплексная система контроля качества.

OTTO STELLE предлагает широкий ассортимент – 300 готовых моделей, но 50 процентов заказов приходится на новые решения. В компании работают четыре конструкторских бюро. Они способны разрабатывать до двадцати моделей в месяц.

Автор: